Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:33 

We love dogs
Я люблю гулять с Агамемноном рано утром и поздно вечером.

По утрам во дворике у дома обычно никого нет. Изредка на лавочке может дрыхнуть какой-то ночной забулдыга. Агамемнон подбегает к нему, чтобы пожелать доброго утра, и как сомелье обнюхивает алкогольные пары изо рта. В этот момент джентльмен обычно просыпается – и сразу бросает пить на всю жизнь. Потому что когда ты вроде бы только что выпивал ночью в сквере, а в следующий момент вдруг уже светло и у тебя перед глазами черная сморщенная рожа, похожая на помесь чернослива и Черчилля с клинической депрессией, то никакое это не доброе утро.

Мы садимся на освободившуюся скамейку и умиротворяемся. Город еще дремлет, щебечут пташки, ветер шевелит кроны деревьев. Нам плевать. Я смотрю в телефон, Агамемнон смотрит на меня. У этого мопса вообще крайне спутанное мировоззрение. С одной стороны, он очень любит унюхать какие-то феромоны булыжника на другом конце города и помчать туда, игнорируя все просьбы остановиться. С другой, он страшно боится, что хозяева потеряются и ему придется расклеивать объявления с просьбой вернуть за вознаграждение. Поэтому он то считает нас тюремщиками и пытается удрать от этого ига, то наоборот – страшится хоть немного отойти, даже когда мы упрашиваем его это сделать. По утрам он обычно сидит и внимательно наблюдает, чтобы расстояние до хозяина не превышало длину прыжка мопса. То есть сантиметров десять. Так мы и млеем в блаженном шуршании просыпающегося города.

«Сука, твою ж мать, опять все засрали!» – во двор заходят дворники и будят первые пару этажей своей экспертной оценкой ситуации с мусорниками. Агамемнон тут же забывает, что я могу исчезнуть, и бежит играть с метлой. Метла прячется куда-то вверх и кричит оттуда: «Пшол! Пшол! Молдй члк, уберите, блядь, собаку!» Я, блядь, убираю. Агамемнон считает это предательством. С моей стороны, разумеется, метла – вне подозрений.

По вечерам гулять тоже здорово. Во дворе ближе к ночи воцаряется обаятельный сосед Алексей, который любит нас подкармливать. Меня – вином, Агамемнона – вареной курицей. Беда в том, что после этого носиться по окрестным просторам и валять кучи, чтобы мы могли пойти домой, песику совсем не хочется (да и мне тоже). Ему хочется стоять на коленях перед Алексеем и выпрашивать еще порцию курицы. Поэтому мы все чаще гуляем не во дворе, а в сквере на улице.

Там курицы нет. Зато есть завсегдатаи находящегося напротив паба «Горький», которые очень любят заводить с Агамемноном светские разговоры в духе «Ой, какой мопс! Ты же мопс, да? Кто тут мопс? Кто мопс? КТООООО ТУУУУУТ МООООПС?!» Агамемнон действительно мопс, поэтому такие беседы ему близки.

Иногда по скверу гуляют конкурирующие собаки. Если повезет, они дают обнюхать свои задницы. В такие вечера Агамемнон засыпает с блаженной улыбкой. Ведь каждый знает – нет ничего лучше душистой собачьей жопы перед сном.

Особенно если ты действительно мопс.



Юрий Кошмарченко

@темы: Агамемнон, тексты, юмор

URL
Комментарии
2017-07-13 в 01:34 

Второй птеродактиль
Хороший заяц никому не лишний
Этот мопс живет гораздо интереснее меня! :buh:
Ну как так((

2017-07-13 в 09:05 

Танцующая с призраками
ГП головного мозга Палата 9 и 3/4
Кошмарченко как обычно прекрасен как рассвет! :-D
Спасибо!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Ежедневный пёсик

главная